Previous Entry Поделиться Next Entry
В России переиздали «Амурские сказки» Нагишкина с рисунками Павлишина
shurshunn
02.10.2013



"О книге сказано много. Заслуженно. На мой взгляд, если первый том, как принято негласно считать в народе, а именно «Амурские сказки» я могу назвать сборником сказок, то второй том «Таежные сказки» я бы охарактеризовала творческим художественным альбомом Геннадия Дмитриевича. Очень много иллюстраций. Но пусть это Вас не смущает – книга великолепная. У меня так вообще эти ОБАТОМА до сих пор вызывают слезы, настоящие соленые слезы радости. Реально. «Амурские сказки» – моя мечта детства, мечта с 2 лет. Так уж случилось, что я читаю с двух лет, спасибо моей бабушке Анне Ивановне. У книги не было «верхней корки» у обложки, она была заюзаная деревенская книжка, местами выдранная. И я, мелкая, опознать ее естественно не могла никак. А в город мне эту книгу не дали, сказали – приезжай и читай. И я читала ее по кругу снова и снова.
«Амурские сказки» в различных магазинах я заказывала восемь! раз. И всегда не срасталось. То не привозят, то «не оказалось на складе», то у меня нет денег на почтовый налог, то на меня сотрудник ополчился из-за интереса «что делать в случае получения посылки с браком» и покупка не состоялась, то я заболела, а знакомые не выкупили книгу в самовывозе и книга с приятными скидками (прости, Лабиринт) опять умурчала от меня. Пять магазинов, одно издательство и восемь раз заказов книги – а книги у меня как не было, так и не было. Я так расстраивалась, бухтела, ревела, просила, требовала - в общем лирика.. Я думала, что Бог не хочет, чтобы эта книга у меня была. На девятый раз книгу в обещанный день не привезли. Я спала сутки от горя. В новый назначенный день доставки, я, напившись валерьянки, чуть не проспала курьера. И, когда уже, усмехаясь, позвонили в дверь, неповерила. А ко мне приехала моя радость. Нет тут таких фотографий, чтобы частично передать красоту невозможную. Чтобы увидеть красоту эту, не обязательно быть художником. Чтобы любить не обязательно быть красного цвета как сердечко или быть невидимой как душа.
Даже ведь отзывы не читала о книге. Тянуло и все к ней. А ведь признаков не было никаких, тут бумага какая, ах-ах-ух-ух, я и не знала в детстве что книги такие бывают. И обложку не видала никогда. О том, что информацию можно найти было «у корки оставшейся, ближе к последним страницам» я и знать не знала, мне ж так, на минуточку, была парочка лет.
Свою книгу не могла читать еще часа два. Хлюпала. Решила сколько хлюпается - отхлюпаю у компа, заодно почитаю отзывы. А книга рядом лежала. Читала отзывы и улыбалась. Все пишут вроде правильно, но мне кажется, никто так не любит эту книгу как я. Для кого-то эта книга (и вообще книги как таковые) просто переработанные леса. Для многих книга – удовольствие. Для кого-то коллекционное издание с холодными «не Амурскими» страничками. И перо тонкое, и цвет сероватый, и тигры – не тигры. Конечно же всем спасибо, кто пишет отзывы! (вздыхаю) Ах, для меня эта книга - мечта детства, утреннее солнышко в окошки с вышитыми занавесками, вырванные из детства наброски-воспоминания о деревне и о родных ушедших людях, о незабываемом лете с высоченной периной и двумя огромными подушками с рюшками. О том, что кровать может быть как «в принцессе на горошине». О том, что полы могут быть как борта у грузовиков, что пыль может быть не грязной а шелковой, как самый распушистый котеночек. Память городского (и как правило дикого) ребенка «О, гуси как у меня в книжках!» «Такое коромысло лисичка носит?» составила такой яркий веер впечатлений, такой диафильм, где в каждом кадре меня потрясала жизнь своими домиками, дорогами, лошадками «а покататься на телеге тут как в зоопарке стоит 10 копеек?»..
Эта подружка-книга под мышкой целыми днями – это удивительная свидетельница, как моя огромная-маленькая, короткая-незабываемая жизнь с открытыми любящими родными людьми наполнялась, как ведерко на колонке, сказочными впечатлениями. «Морозко» вспоминался, а «Айога» встречала совершенно другими лицами «Такие люди живут на земле? С такими личиками? А почему они так странно разговаривают? А в соседней деревне есть такие девочки? Может, меня дядя Володя отвезет посмотреть?»
Так сложилось, к сожаленью, что я не видела больше ни эту деревню, ни книги, и вот так осталась мечта. А как можно попросить родителей купить «то, не знаю что и как называется». Я рыла библиотеки, библиотекарши в детстве привыкли ко мне как к стеллажам, у меня даже была в детской библиотеке «своя» табуреточка. Еще бы чуть и полки протирали бы от пыли вместе со мной) Я пропадала в книжных, ища отголоски тех сказок. Но как объяснить словами то, что даже в голове то осталось лишь набросками. Единственное что могла сказать: те сказки или не те. И все. И вдруг что-то вдруг потянуло к этим книгам. Екнуло. А ведь обложки то в «мечте» не знала я никогда. И вот, по прошествии нескольких десятков лет, как росток пробилась ко мне моя амурочка, моя мечта, радость моя. И для меня это не несколько сотен страниц мелованной бумаги, а щемящее чувство радости, что есть вот такие вот вещи, которые на уровне сознания и подсознания делают все свое родное в душе еще ближе. Такое счастье, будто дышишь вкусным воздухом, дышишь, надышаться не можешь."




Оригинал рецензии тут




В Санкт-Петербурге через 35 лет, в издательстве «Речь», переиздали уникальную дальневосточную книгу - «Амурские сказки»* автора Дмитрия Нагишкина и иллюстратора Геннадия Павлишина.


Последний раз она была издана в Хабаровском книжном издательстве в 1977 году. Хабаровский иллюстратор Геннадий Павлишин, который работал над этой книгой, еще в советские времена получил одну из высших наград - «Золотое яблоко» на конкурсе книг в Братиславе (ныне Словакия). Спустя годы он дополнил ее рисунками. Книга издана к 75-летию художника.
Писатель Дмитрий Нагишкин (1909-1961) до такого переиздания не дожил. Сам об был сибиряком, долгое время работал на Дальнем Востоке. Его семья жила сначала в Николаевске-на-Амуре, а после сожжения города отрядом командующего Охотским фронтом Тряпицына в 1920 году, выехала во Владивосток.



В 1932 году Дмитрий Нагишкин работал корреспондентом в хабаровской газете «Тихоокеанская звезда», где и познакомился с известным детским писателем Аркадием Гайдаром. Именно это общение, по воспоминаниям самого Нагишкина, «подвигло его начать писать для детей».



Но сборник «Амурские сказки» появился не сразу. Дмитрий Нагишкин тщательно изучал устное творчество малых народов и на их основе получился первый сборник литературно-обработанных амурских сказок под названием «Мальчик Чокчо».



Издали его в «Дальгизе» в 1945 году. Через год вышло продолжение сказок - уже в оригинальном названии - «Амурские сказки». И в 1948 году Нагишкин дописал третью часть - «Храбрый Азмун».



Как писал Дмитрий Нагишкин в своих воспоминаниях, «амурские сказки написаны в результате знакомства с народным устным творчеством и изучения народностей Дальнего Востока, так поразивших воображение в детстве, когда с матерью добирались из сожженного Николаевска-на-Амуре во Владивосток».



Под стать писателю Дмитрию Нагишкину, хабаровский художник Геннадий Павлишин тщательно изучал уникальное художественное наследие коренных народов Дальнего Востока. Художник творчески переработал мотивы народного искусства и получился уникальный альбом, где сказки текста гармонируют с яркими, солнечными рисунками.



По словам Геннадия Павлишина, к усидчивости и точности в отображении деталей он себя приучил, еще, когда делал работы по этнографии для академии наук. Пунктуальные немцы выше всех оценили его аккуратность и точность - у него за это Большая золотая медаль (а потом были просто золотые медали). Кстати, когда Павлишин получал премию Леонардо да Винчи, его представляла на этом конкурсе Германия (Лейпциг), а не Советский Союз. Рисунки Геннадия Павлишина безукоризненно точны, словом, идеальные иллюстрации к научному труду этнографического характера.



- У нас только в Хабаровском крае живет восемь народов. И какой же ты художник, если не интересуешься творчеством народов, которые здесь жили до тебя? Нужно копать и копать, собирать и собирать… - рассказывает Геннадий Павлишин. - И у меня есть хорошие накопления. По той же материальной культуре. Ведь все уходит. Бабушка шила халаты из рыбьей кожи всю жизнь, ее хоронят, и вместе с ней хоронят все ее халаты. Все, история ушла. Надо бережно хранить нашу историю.



Геннадий Павлишин свой гонорар книжками уже получил. Теперь их будет продавать по 1 тыс. рублей сам. Причем, в книжные магазины Хабаровска отдавать книгу не хочет. Его предыдущий труд - уникальный альбом про уссурийского тигра - так и не разошелся, а магазинная наценка сделала книгу практически недоступной.



Есть идея обратиться в правительство Хабаровского края - к юбилею края - 75-летию - выкупить часть тиража. Книги от Геннадия Павлишина были бы шикарным подарком для хабаровчан. Но успеют ли чиновники воплотить эту идею в жизнь?



Константин Пронякин.
*Нагишкин Д. Д. Амурские сказки. Рис. Г. Д. Павлишина - СПб.; - М.: Речь, 2014. - 296 с.,

Источник тут




Яндекс.Метрика



?

Log in

No account? Create an account